Пресса о творчестве Риммы Исаковой

Япония в картинах художника Риммы Исаковой

На страницах газеты «Наш Изограф» московский живописец Римма Исакова представила восемь картин из своего большого цикла произведений живописи, выполненных в Японии на острове Хоккайдо. Японская и российская серия полотен художника была представлена владельцем «Русской Галерей» Саватара-сан на персональных выставках в городах Японии: Саппоро, Отару, Токио. Японская пресса широко освещала творческую деятельность русской художницы. На вернисажах Р. Исакова встречалась не только со зрителями, но также и с японскими художниками.

Гора духов. Япония.

Исакова рассказала мне интересные случаи, произошедшие с ней в городе Отару. «Был снежный, холодный январский день. Я писала этюд знаменитого канала в Отару. Как всегда я пишу без перчаток, даже в самые морозные дни, для того, чтобы передать непосредственное ощущение теплоты рук и сердца на холст. Неожиданно недалеко от меня остановилась машина, из которой вышел высокий японец. Он стал показывать мне на руки и что-то удивлённо говорить. Я улыбнулась в ответ. Вскоре он уехал. Каково же было моё удивление, когда японец вскоре вернулся и протянул мне специальные перчатки – без пальчиков. Я с благодарностью надела их. Мне было бесконечно приятно такое внимание со стороны совершенно незнакомого человека. Вскоре он пришёл на выставку моих работ в «Русской галерее» с женой и сыном.

Шторм в Японском море

И ещё один интересный случай. Я писала ночной город. На мокром асфальте дороги отражались огни ярких витрин, окон домов, уличных фонарей. С моря дул холодный сырой ветер. Вдруг молодой японец протягивает мне в руки металлическую баночку с очень горячим кофе и тут же исчезает в толпе. Я кладу баночку в карман плаща и меня согревает тепло совершенно незнакомых японцев, так трогательно относящихся к творческому человеку.

Рыбный ресторан в Отару

На Международной выставке в Токио «TIAS» «Русская Галерея» показала мои пейзажи «Незамерзающий ручей», «Горная река Мачара», «Морской прибой». Я каждый день приходила на выставку, чтобы общаться со зрителями, отвечать на их многочисленные вопросы о жизни и творчестве современных художников России. Зрители через переводчика сказали мне, что им нравится в моих работах нежное звучание японского колорита.»

Япония. Канал в Отару

Я предложил художнику Римме Исаковой опубликовать несколько работ из японской серии на страницах газеты «Наш Изограф».

Вечер в Хокайдо

– Павел, – ответила Римма, – твоё предложение принимаю с благодарностью. Вот репродукции с картин, написанных мною в Японии, отбери сам то, что считаешь нужным.

П. Арзуманидис. «Наш Изограф», март 2017

Выставка «Греция – Россия. Связь через века»

В России 2016 год объявлен Годом Греции. 20 октября в городе Коломна, в культурном центре «Дом Озерова», в рамках празднования «Года Греции в России» прошла художественная выставка «Греция-Россия. Связь через века», подготовленная Русско-Греческим творческим союзом художников. Соорганизаторами проекта выступили: Международная академия творчества, ГБУ «Московский дом национальностей», Греческий культурный центр, Творческий союз художников России (Секция иконописи).

Закат на Эгейском море

Россия и Греция дорожат многовековыми традициями дружбы. Прочный фундамент сотрудничества – общие цивилизационные ценности, православная культура, искренняя взаимная симпатия.
Торжественное открытие совместной выставки «Греция-Россия. Связь через века» проходило в старинном особняке выставочного центра «Дом Озерова» г. Коломны. Открывали выставку начальник Управления культуры города Коломны Маркелова Наталья Валерьевна, директор культурного центра «Дом Озерова» Дроздова Галина Владимировна и Президент «Русско-Греческого союза художников» академик РАХ Арзуманидис Павел Архипович. После торжественного открытия состоялся концерт учащихся музыкальной школы города Коломны.
На совместной выставке «Греция-Россия. Связь через века» в Коломне были показаны произведения искусства греческих и московских художников. Известные художники Альбина Акритас, Павлос Арзуманидис, Михаил Багларидис, Юрий Андреади, Константин Ефимидис, Валерий Гогадзе, Магдалина Тамара, Важа Окиташвили, Петр Стронский, Владимир Артыков, Римма Исакова, Юрий Злотя, Виктор Бедоев, Валерий Ржевский, Владимир Букия, Николай Чибисов, Иван Милашевич, Андрей Бисти, Ольга Ильинская, Сергей Олешня, Павел Тузанов, Валерий Кагуньгкин, Евгений Горин в своих произведениях показали вечные непреходящие мотивы своей национальной духовной культуры. Зрители увидели Грецию и Россию глазами художников: античные темы, руины древних храмов, ласковая морская лазурь, оливковые рощи и солнечные острова – эти греческие мотивы гармонично переплетаются с исконно русскими сюжетами, силуэтами православных монастырей и храмов, пейзажами, заветными улочками старинных городов России.
25 октября в Государственном Кремлевском дворце прошёл гала-концерт, посвящённый перекрёстному году Россия – Греция. Среди зрителей концерта также присутствовали греческие и московские художники – участники совместной выставки в городе Коломна.
Торжественный вечер в Государственном Кремлевском дворце открыли официальные лица и почётные гости. «Данный концерт – одно из самых важных мероприятий в рамках Перекрестного года Россия – Греция. Ему предшествовали два визита: премьер-министра Греции в Россию, а также визита президента России Владимира Путина в Грецию, на Афон», – сказал председатель специального комитета по делам диаспоры Парламента Греции Александрос Триандафилидис. «Перекрестный год – условность. Мы переплелись судьбами. Мы есть нечто большее, чем переплетение – связь, духовное единение. Я иногда думаю, что мы есть производное – одни от других, и наоборот», – подчеркнул в своём выступлении Председатель Ассоциации Греческих Общественных Объединений России Иван Игнатьевич Саввиди.
Концерт открылся торжественным греческим мужским хором монахов Афонского монастыря, продолжился совместным Мужским хором Московской патриархии «Древнерусский распев» и Византийского хора под управлением Иоанниса Лиакоса. Песенные коллективы, ансамбли танца, солисты из Греции и России представили всю культурную палитру своих стран: ансамбль танца Игоря Моисеева, певица Тамара Гвердцители. От Греции – один из самых популярных певцов Сакис Рувас, исполнители народных песен Константинос Аргирос и Мелина Асланиду. Особое внимание в рамках концерта уделили понтийской лире. Этот струнно-смычковый музыкальный инструмент, дошедший до нашего времени из Византии – предмет высшей национальной гордости греков.

П. Арзуманидис. «Наш Изограф», март 2016

Белёвскому художественно-краеведческому музею 105 лет

Белёв ровесник Москвы. Впервые имя города упоминается в Ипатьевской летописи 1147 года. Непростая судьба выпала на долю города Белёва-засечного на границе с Литвой. Осматривать крепостные валы, молиться в монастырях и православных храмах приезжал сюда царь Иван Васильевич Грозный. Уже в те дальние времена Белёв славился производством столовых ножей, способных перерубить закалённый ружейный ствол. Холодная красота цельнокованных ножей будет завораживать не одно поколение кузнецов и ценителей красоты клинка. Это – белёвский нож. Когда Наполеон отступал из России, забрал с собою уникальных мастеров во Францию. Там и сейчас есть местечко, которое называется Белью, есть и музей, в котором можно увидеть те самые изящные белёвские ножи.
Белёвские кружена того времени покорили женские сердца Парижа и Лондона. В конце XVIII столетия белёвский купец Амвросий Прохоров прославился своей яблочной пастилой, её изысканный вкус пришёлся по душе не только семьям российских императоров, но и сластёнам западных стран. Судоходный город на Оке приобрёл славу торгового купеческого центра России.
В Белёве бывали А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, это родина Семёна Ивановича Челюскина, полярного мореплавателя, энциклопедиста В. А. Левшина, поэта-романтика В. А. Жуковского, братьев Киреевских, собирателей народных песен и сказаний, композитора А. С. Даргомыжского, генерал-лейтенанта В. О. Каппеля, писателей П. Е. Романова, С. П. Бородина.
Белевский районный художественно-краеведческий музей открылся 1 сентября 1910 г. С середины 1911 г. он именуется как «Белевский земский научно-образовательный и художественный музей». Основой создания музейной коллекции послужили предметы, которые были приобретены белёвской Земской думой. Сын поэта В. А. Жуковского художник Павел Васильевич Жуковский с одобрением принял известие о создании в Белёве музея, куда им была подарена серия портретов русских князей, императоров, часть личного художественного собрания. П. В. Жуковский, стал первым попечителем музея. В коллекции музея к тому времени уже находились работы русских художников Шишкина, Айвазовского, Репина, Саврасова и др. После смерти Павла Васильевича Жуковского музею было присвоено его имя.
В октябре 1941 г. здание музея сгорело, экспонаты частично погибли, однако музей возобновил работу, и 1 мая 1960 г. принял первых посетителей.
Значительный вклад в пополнение музейной коллекции внесла Надежда Петровна Ходасевич (Леже) – ученица, а затем друг и жена французского художника Фернана Леже, которая жила и училась в гимназии города Бёлева Тульской губернии (1914-1918 гг.). В 1968 г. Н. П. Леже сделала подарок городу Белёву: она заказала во Франции сто высококачественных постеров с лучших произведений мастеров мирового искусства для музея родного города, и сама привезла эту коллекцию в Белёв. С тех пор эти постеры вошла в постоянную экспозицию музея.
В музее хранится уникальный мемориальный фонд поэта В. А. Жуковского – воспитателя и наставника Российского императора Александра I.
Два этажа купеческого особняка конца XIX в. украшает коллекция произведений мастеров западноевропейской живописи, скульптурных слепков: древнеегипетских, шумерских, эгейских. Представлена коллекция предметов быта (белевские кружева), впервые о плетении кружев в Белёве говорится в письменных источниках XVII в. В 1880 г. в городе насчитывалось порядка двух тысяч мастериц кружевоплетения. Кружево из Белёва вывозилось во многие города России, а также за границу.
В залах представлена живопись современных художников. В 2012 году известные московские художники-живописцы Римма Исакова и Владимир Артыков подарили нашему музею свои картины. Р. Исакова: «Снежная тропинка», «Долина грёз. Таруса», «Сумерки», «Натюрморт с красной вазой».

Владимир Артыков написал картины специально для нашего музея: «Дом Дроздовских в Белёве», «Помню тебя, Белёв». Это поэтические, документальные работы написаны специально к 865-летнему юбилею Белёва. Картины – воспоминания детства художника, когда его ещё маленьким мальчиком летом, а иногда и зимой отправляли из Москвы в Белёв, к дедушке Александру Ивановичу Дроздовскому, бывшему машинисту-железнодорожнику, и бабушке Софье Николаевне в их родовой дом, построенный четой Дроздовских ещё в 80-е гг. XIX в. Прадед художника Николай Романович, отец Софьи Николаевны, был участником русско-турецкой войны 1877-1878 гг., за храбрость награждён двумя Георгиевскими крестами. За высокие награды перед Родиной Николаю Романовичу было пожаловано звание дворянина. Софье Николаевне дворянское звание дало возможность окончить гимназию в Калуге, причём на полном государственном обеспечении. Окончив гимназию она стала учителем французского и немецкого языков. Так что художник Владимир Артыков может гордиться званием правнука героя, участника боев на Шипке. В доме Дроздовских, что и ныне стоит на улице Лебедевской, 12, родилось 14 детей. Первые два младенца ушли из жизни, а в 1911 умирает их дочь Евгения накануне своей свадьбы – невеста с женихом катались на коньках недалеко от дома на пруду, она простудилась и умерла от воспаления лёгких. Мама художника Антонина Александровна Дроздовская – седьмой ребёнок в семье. Дяди художника – Михаил, Александр, Виктор, Николай Дроздовские все были участниками Великой Отечественной войны. В 1944 г. погиб смертью храбрых двоюродный брат художника Николай, сын Александра. В 1942 подо Ржевом разбился самолёт лётчика, дяди Вити, защищавшего небо Москвы. Тётя художника, Вера Александровна, её дети Галя и Саша трагически погибли в 1948 г. во время сильнейшего землетрясения в Ашхабаде, где она работала главным венерологом города, её муж Агабай был репрессирован и расстрелен в 1937 г.
Летом, а иногда и зимой будущего художника привозили из Москвы в довоенный Белёв. С маленьким внуком Володей бабушка ходила в богадельню, размещённую в бывшем храме, навещая беспомощную столетнюю сиделицу. Об этом Владимир Артыков написал в своей книге воспоминаний «Обнажённая модель», где есть глава, посвященная Белёву. Художник подробно описывает жизнь семьи Дроздовских в Белёве в предвоенные 30-40 гг.
В конце октября 1943 г., после освобождения Белёва Красной армией от фашистов, мама художника, Антонина Александровна, с большими трудностями приезжает в Белёв, чтобы забрать свою маму Софью Николаевну. На автомобиле они добирались до Москвы почти двое суток по разбитым военным дорогам, постоянными проверками пропусков военной комендатурой, а в начале 1944 г. Антонина Александровна забрала в Москву и своего папу, Алаександра Ивановича, что было крайне трудно, поскольку Москва была закрытым городом. За несколько дней до смерти Александра Ивановича Дроздовского Антонина Александровна пригласила белёвских друзей в гости в свой дом на Арбате. Это были: писатель, журналист-международник Алексей Владимирович Романов, ставший в конце 50-х гг. министром кинематографии СССР, они дружили с Антониной ещё со школы, даже сидели за одной партой. Пришла и семья Акуловых, Евгений Алексеевич, в то время дирижёр Большого театра. Его отец в 20-30 гг. был главным ветеринаром Белёва и их семья снимала весь второй этаж дома Дроздовских на улице Лебедевской. Семьи Дроздовских, Акуловых, Романова продолжали дружить и общаться в Москве и после Белёва. Несмотря на суровое военное время вечер белёвцев прошёл в сердечной обстановке. Помянули погибших на войне земляков, выпили за тех, кто был ещё на фронте, за их здоровье и за будущую победу. Александр Иванович скоропостижно скончался в декабре 1944 и похоронен на Ваганьковском кладбище. Бабушка художника Софья Николаевна скончалась через несколько лет, в 60-е гг., в Белёве на улице Каляева, где она жила у своего младшего сына Николая Александровича и его жены Клавдии. Он прошёл всю войну сапёром, наводя мосты по грудь в ледяной воде, что подорвало его здоровье. Все эти интересные подробности я прочитала в книге воспоминаний Владимира Артыкова «Обнажённая модель».
4 сентября 2015 г. наш художественно-краеведческий музей отметил свой юбилей – 105-летие. В программе праздничных мероприятий были: театрализованный вечер «Нам 105 лет!», поздравления друзей и гостей музея, праздничный концерт в исполнении белёвца, солиста Московской Государственной филармонии Виктора Фомина, который исполнил песни 40-60 гг. Собравшихся на торжество приветствовали: глава Муниципального объединения Белёвский район С. И. Плюханов, первый заместитель главы администрации М О Белёвский район Г. И. Репрынцев, благочинный церквей Белёвского округа отец Александр (Сергеев). Много добрых слов и пожеланий услышали в этот день сотрудники музея из Приветственного адреса депутата Тульской областной Думы А. С. Ермакова.
Почётными гостями праздника стали московские художники действительные члены Международной Академии Творчества, члены Союза художников России и Москвы Владимир Артыков и Римма Исакова. Картины Владимира Артыкова приобретены в Государственную Третьяковскую галерею, в государственные музеи изобразительных искусств России и стран СНГ. Римма Исакова создала серию живописных произведений не только в России, но и в Японии, Чехии, Греции. Художникам были вручены благодарственные письма «За подвижнический труд по сохранению и развитию культурных традиций народа, активную общественную и меценатскую деятельность». Владимир Артыков подарил белёвскому музею свою картину «Возрождение», которая была показана на многих выставках. В своём выступлении он рассказал о семье Дроздовских в Белёве, о своих окских корнях.

Ю. П. Внукова,
директор Белёвского районного
художественно-краеведческого музея.
«Наш Изограф». Октябрь 2015

Римма Исакова и Владимир Артыков. Вместе по жизни

Любите живопись, поэты!
Лишь ей единственной дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Н. А. Заболоцкий

Владимир Артыков и Римма Исакова – семейная чета выдающихся российских художников-живописцев. Владимир родился в 1934 г. в Ташкенте, получил три высших образования, художественное и кинематографическое. Пред тем как начать свой путь в станковой живописи, много лет работал в кино художником постановщиком, режиссером и сценаристом. Впервые его картины были представлены в Москве в начале 80-х, а сейчас немало из них находятся в Государственной Третьяковской Галерее, в Государственных музеях изоискусств России, в музеях стран СНГ, частных коллекциях по всему миру. Римма родилась в 1944 г. в Москве. Закончила МХУ «Памяти 1905 г.». Ее пейзажи, натюрморты и портреты пленили сердца ценителей искусства в разных уголках нашей планеты. В живописных работах Владимира и Риммы можно увидеть лирические переживания мира, тонкое чувство восхищения природой, ее связи с духовным миром человека. Именно это объединяет их искусство, укрепляет и соединяет их сердца.

Римма, как Вы можете охарактеризовать творчество Владимира?
В каждой картине есть глубочайший подтекст, и это видишь не сразу. Его живопись не буквальна, а наполнена смыслом, он умеет передавать настроение. Например, работа, представленная в музее Дзержинского – «Ленин в луче». На ней изображены бронепоезд, движущийся по кругу, и песчаные дюны, на которые проектор выводит изображения Ленина. Внутри круга красноармейцы, революционеры. Картина отражает не образ и не действие, а миф о несвободном человеке, закрытом в кольце, которому транслируют изображение мифического лидера. Это очень мощная картина. Еще я хотела отметить то, как Владимир пишет пески – у них своя линия, характер, легкость и атмосфера счастья. Это не просто безмолвная пустыня, это музыка и танец барханов под ритмы вальса. Одна из моих любимых его картина – «Ностальгия». Смотришь на ее такыр, одинокую юрту, верблюда и полосу гор вдалеке, и тебя охватывает сильная тоска и ностальгия по чему-то неведомому и далекому.

Владимир, а как Вы можете охарактеризовать работы Риммы?
Это счастье. Творчество Риммы Исаковой – большое искусство, обладающее душой. Она –редкий художник. Когда смотришь на ее картины, сопереживаешь тому, что она показывает. За ними всегда угадывается целая судьба. Она передает на холсте чувства удивительной любви к природе. Например, летние пейзажи писать очень трудно – цвет после яркой весны, кажется более сдержанным, и так живо передать краски лета, на мой взгляд, может только она, если конечно не считать Левитана или Коровина, и именно рядом с такими именами я ставлю Римму Исакову. Хотя она и сопротивляется, считая, что я ее восхваляю. Как-то в Японии она написала картину «Скала духов»: морской прибой и скалы. Прошло время, картину привези в Москву, она участвовала на многих выставках. И вдруг на скале проявилась бронзовая маска, лицо японского божества. Это увидели все! Я был поражен. Спросил жену, видела ли она эту маску, когда работала над картиной, она сказала, что нет. Вот такое волшебство.

Что на ваш взгляд является самым ценным в работе художника?
В. А.: Живопись, как музыка. Также как в музыке необходим безупречный слух, так и в изобразительном искусстве должна быть глубина и мысль, выраженные средствами живописи, прежде всего сюжетом, композицией и колоритом. Вот у Риммы в каждой работе обязательно присутствует сюжет. Человек, даже не понимая этого, входит и становится соучастником ее творчества. И я всегда стремлюсь к этому в своих работах. А ценность работы художника в том, чтобы из 1000 созерцателей хотя бы один задержался у картины хотя бы на мгновение и ощутил частичку его души. Кстати, искусствоведы как-то подсчитали, сколько времени современный посетитель выставок в Москве смотрит на картину, выяснилось, что три секунды. Вот это то, чего мы стоим, подумал я. Но, тем не менее, мы продолжаем работать и выставляться. И не для того, чтобы угодить кому-то, а для того, чтобы удовлетворить свое желание творить, а вдруг, кто-нибудь когда-нибудь оценит наше творчество.

Р. И.: Думаю – это искусство. А что есть искусство? Мой педагог и замечательный художник Николай Михайлович Ромадин говорил: «Научить рисовать можно и медведя, а для того чтобы создать искусство, надо вложить душу». Кстати, мой любимый рассказ – «Портрет» Гоголя, как раз рассказывает о ценности души. Ведь, главный герой в погоне за легкой славой и заработком, потеряет свой талант и умер от осознания, что в его работах больше нет божьей искры. А вот у Владимира есть великой силы воображение, способные окрасить любой предмет, строить целые миры, которые мы можем увидеть в его картинах. Это крайне редкий дар. А когда у художника есть свой мир – это и есть искусство.

Что вас вдохновляет?
В. А.: Многое, но больше всего – любовь к женщине. Даже когда я работаю над исторической или революционной темой. Думаю, поэтому я несколько раз был женат и каждый раз по любви, и, наверное, в 80 лет пара уже остановиться (улыбается). Когда я смотрю на пейзажи Риммы, я понимаю, что так чувствовать природу может только тот человек, который умеет любить.

Р. И.: Меня скорее вдохновляет природа, и когда находишься наедине с ней, в безмолвии, начинаешь подругому воспринимать ее естество, видеть скрытые ранее символы, слышать пение птиц, шум воды, наблюдать за блеском солнечных лучей, играющих в ветвях. Иногда достигаешь с природой такого единения, что становишься ее частичкой: пишешь картину, а тебе на руку садиться большая красивая бабочка, и она не боится и не улетает.

Что такое любовь?
В. А.: Любовь – очень широкое и очень точное понятие. Любить можно все: человека, женщину, членов семьи и целый мир. Думаю, что сама наша жизнь – это любовь. Возможно, поэтому на разных жизненных этапах объект обожания может меняться. Особенно это свойственно творческим людям. Влюбляясь, они обновляют свою творческую энергию, что ни в коей мере не умоляет их достоинства.

Р. И.: Любовь мужчины и любовь женщины отличаются. Мужчина до конца своей жизни остается любовником, всегда стремится к красоте и юности так он черпает силы и вдохновение. Женщины же более постоянные, а их любовь – достаточно жертвенная. Также в любви, как правило, один целует, а второй подставляет щеку. У нас с Владимиром, к счастью, все органично, хотя я стараюсь чаще целовать, потому что мужчину необходимо возвышать и уважать.

Интервью Дианы Муромцевой.
Elite interior, № 109, март 2015

Душа русской зимы

«Душа русской зимы» – под таким названием в Выставочном зале
префектуры «Академический» ЮЗАО г. Москвы
проходила персональная выставка живописца Риммы Исаковой

В 1976 году Правление Союза художников СССР состояло из маститых художников, куда входили такие известные мастера как Николай Ромадин, Ефрем Зверьков. Мне хорошо запомнился очередной приём в члены Союза художников СССР. В группе вступавших были и Римма Исакова, Александр Шилов, Вячеслав Зайцев.

Зимний вечер

Шилов представил широко теперь известные картины «Портрет солдата», «Натюрморт с фиалками» – мастерски написанными бархатистыми лепестками и расшитой узорчатой скатертью. Модельер Вячеслав Зайцев удивил Правления МОСХа очаровательными манекенщицами, одетыми в костюмы по эскизам художника.
Римма Исакова показала «Пасхальный натюрморт», «Вечерний стол», «Весна»… Художники Николай Ромадин и Ефрем Зверьков обратили внимание на талантливую художницу, показавшую серию русских пейзажей. Ромадин предложил Римме показывать ему будущие работы художницы. С тех пор Николай Ромадин стал для молодого живописца на долгие годы духовным наставником и учителем.
Константин Паустовский писал. «Странствия – лучшее занятие в мире. Когда бродишь, — растёшь стремительно, и всё, что видел, откладывается даже на внешности. Людей, которые много ездили, я узнаю из тысячи. Скитания очищают, переплетают встречи, века, книги и Любовь. Они роднят нас с Небом. Если мы получили еще недоказанное счастье родиться, то надо, хотя бы увидеть землю». Творческая жизнь Исаковой сложилась удачно – в поездках на север в Кандалакшу, в Ковду, в Яренск, многолетние поездки в Тверскую область. На этом география путешествий с этюдником и холстами не заканчивалась. Камчатка с её вулканами, лососёвыми реками и медвежьими углами. Узбекистан с городами Бухара, Хива. Ургенч, Самарканд. Туркмения, район Серахска, близь Байрам Али, где ей посчастливилось встречать солдат, выходивших их Афганистана. Абхазия с её горными речками и просвечивающимися в воде камушками, мощными эвкалиптами, морским прибоем, цветением. Крым, морское дно, Ай-Петри. Творческие поездки в Германию, Румынию, Болгарию, островную Японию с городами Токио, Саппоро, Отару. Пражская весна с её буйством цветения, прекрасной Влтавой. Осенняя Греция с золотом высохшей травы и выбеленными камнями острова Саломино, яркой бирюзой Эгейского моря и мощными цветовыми камням на берегу.
Десять зим и вёсен ездила Римма в Тарусу писать пейзажи. От тех поездок сохранилось немало работ, точно передающих состояние природы. Морозный сухой туман, вибрирующий в воздухе, создающий эффект сфумато наяву. Неясное солнце, еле проглядывающее сквозь морозную дымку. Утопающие в снегу ели, зимние незамерзающие ручьи, несущие воды в Оку. А вот и весна – с ослепительным солнцем, мощными тенями, первыми проталинами, вскрывающаяся река…
В воспоминаниях Риммы я встретил слово «картина», хотя поначалу дело касалось натурного этюда. Картина – это своеобразное «эхо» от натурального «вида природы». Это «эхо» – лишь отзвук мелодии, вызвавшей первый всплеск интереса к сюжету. Вспомним историю искусств, ну, хотя бы творчество Левитана и Коровина. Как часто, часами бродили они по лесам, полям, оврагам и деревням, отыскивая мотив, отвечающий душевному состоянию, настроению, мечтам. Так и Римма Николаевна. Ищет мотив долго. Пишет быстро, страстно. Иногда память приводит к давно известному мотиву, который вдруг вспыхнул новым настроем, благодаря неожиданному свету, сумятице теней, погодным сдвигам.
У меня есть небольшое изображение – осенний лес Риммы Исаковой. Я смотрю на него несколько раз в день – картиночка висит над обеденным столом. Просто осенние деревья. И всякий раз в их осенних кущах вижу что-то новое. Надо полагать, это мое настроение находит лирическую поддержку в сумятице крон и вновь возвращается ко мне. Это утешает. Радует. Укрепляет. Настраивает на волну живописной музыки…
Вероятно, «пространство» по Гоголю в поэзии можно проследить, читая строку за строкой, ну, хотя бы, в законченном четверостишье. Легче – в музыкальном сочинении. Например, у Чайковского: «Куда, куда вы удалились, весны моей златые дни…» Здесь движение в пространство музыки и слова очевидно. А в живописи?
Возьмем для примера композицию Риммы Исаковой «Сумерки». Зимнее окно, заснеженные крыши – все объято голубым нежным сиянием, а на столе – горящая свеча на упругой подставке, поющий самовар (весь в золотых сполохах), и пустой угол стола. В нем гаснут звуки ярких красок.
Римма Николаевна написала много пейзажей. Одни полностью закончены, другие не совсем. Можно понять: каждый холстик – стишок, стих, стихотворение, поэма! Вчувствуемся в другое произведение – «Душа цветов». На столе – небольшие вазы, очень скромные, тихие. А вокруг – схватка самых разных цветов. Они в букетах, и в то же время – в воздухе, играют, забавляются как девчонки у волейбольной сетки. Летят разноцветные мячики во все стороны. Поют и хвалят друг друга. Это не «натюрморт» – не мертвые тела, это – буйство молодой энергии, рвущейся во все стороны света. А «свет» идет от самих цветов. Забавно и увлекательно!
Просматривая ее работы за 50 лет, понимаешь: это не драматическая хроника, не пьеса, в которой есть зачин, развитие событий, кульминация, финал. У Риммы все по-разному. Прекрасные работы имеются в первые годы и во все последующие. Множество поездок на этюды на Север, Юг, Восток – не просто география. Это поиски мотивов для образного выражения своих сокровенных чувств. Они разные.
Вглядимся в картину «Бирюзовая бухта. Греция». Синяя вечность моря. Чуть колышет тишину легкий ветерок. Скучные, истрепанные ветром старые камни. И вдруг на воде вспыхнул на солнце белоснежный кораблик. И радостно откликнулся дальний золотистый берег бухты. Вот так и живут они бесконечно – темная глубина воды и легкокрылые горы, уходящие в прозрачную высоту неба.

Взгляните, сколько красок дивных
Таит в себе обычный день.
Вершит свой вечный поединок
Художник и его модель.

Б. Ахмадулина

Римма особенно часто и с восторгом вспоминает Тарусу – мир, полный зимней сказки: «За окнами мастерской розовые стволы сосен от восходящего солнца. Белла Ахмадулина рано утром идет по зимней дороге в сторону деревни Почёво. На ней легкая короткая рыжая меховая шубка, на ногах валеночки.
Я с этюдниками направляюсь туда же, в Долину грёз. Сегодня вечером Белла будет читать свои стихи в большой столовой. Все художники ждут этого мгновения. Она выходит в черном бархатном костюме…»

Почёвский столб

Но кто же он? Ваши слова окольны.
Не так уж здрав ваш бедный ум весной.
– Да вы-то кто? Зачем так бестолковы?
А вот и сам он – столб Пачёвский мой.
Так много раз, что сбились мы со счета,
Мой промельк он имел в виду.
Коль повелит – я повернусь в Пачёво.
Пропустит если – в Паршино иду…

«Позже мы сидим в мастерской Владимира Горского. – Не оскорбляйте бумагу, – говорит Белла Ахмадулина Наташе Каревой, видя, как та ломает уже третий угольный карандаш, с усилием нажимая на бумагу, рисуя портрет Беллы…» – вспоминает Римма. На протяжении десяти лет они каждую зиму месяцами бывали вместе в Тарусском Доме творчества художников. Римма бережно хранит многочисленные дарственные фотографии Беллы Ахмадулиной. Легендарной Долине грёз посвятили свои творения поэт Ахмадулина и живописец Римма Исакова. Творческая атмосфера Тарусы сблизила их.
«Лесной овраг полого спускается к желтой Оке, по дну его бежал, прячась в травах, ручей; над оврагом – незаметно днем и трепетно по ночам – текла голубая река небес, в ней играли звезды, как золотые ерши.
По юго-восточному берегу оврага спутано и густо разросся кустарник, в чаще его, под крутым отвесом, вырыта пещера, прикрытая дверью, искусно связанной из толстых сучьев… Три молодых дерева растут перед дверью пещеры тихо. Наверху гулял ветер, качались кроны сосен, шелестела жесткая листва дубов, синяя река небес была бурно взволнована – серая пена облаков покрыла ее». Максим Горький.
Интересно сравнить рассказ о природе, сделанный писателем, и картину этого же участка леса, выполненную талантливым живописцем Риммой Исаковой. В Тарусе живет много писателей и художников. Мне пришлось перелистать многих авторов, но только у Максима Горького нашел описание долины в рассказе «Отшельник», причем долину именно Тарусского леса (Соч. т. 16, стр. 5, 14).
«Чисто» зимнего пейзажа в русском искусстве очень мало, чаще всего, это фон для массового действия («Боярыня Морозова» Сурикова, «Приезд иностранцев в Москву» С. Иванова, картины Рябушкина). Даже у Левитана нет ни одного произведения о русской зиме, только – начало весны («Март», «Последний снег»). Это странное явление еще требует искусствоведческого объяснения. В этой связи полотна Р. Исаковой обретают особую силу. Волшебно белый пейзаж Тарусы! Удивительные градации, оттенки белого… Сразу вспоминаются народы крайнего севера, у которых существует более пятисот названий белого цвета. Жизненно необходимых народам севера для обозначения состояния снега и льда, оставаясь названиями белого цвета…
Р. Исакова увидела в студеный, туманный от мороза день «Весну света». Парадокс? Да и нет! В других ее «зимках» тоже светятся улыбки счастья. «Лошадка Мальчик». У старой развалюхи стоит молодая лошадка. Но как нежно она воспринимает всем телом первые лучи весеннего солнца! Под кистью живописца – «луч света в морозном царстве».
«Весна света» – избушка, утопающая в сугробах, дальний лес в морозной дымке совсем не напоминает даже февральскую лазурь. Робкие фиолетовые тени шевелятся в теплеющем снегу, но властвует мороз. Слабенькое солнце больше напоминает о себе, чем греет. И все же торжествует свет! Он пронизывает избы, растворяет лесную опушку, он скачет по мятым снегам и поет свою победную песню.
Вот что пишет искусствовед Евграф Кончин:
«Исакова умеет пленэрную натуру своей цветовой одарённостью превращать в радостные, ликующие очаровательные образы, сродни музыкальным, когда в живописи как будто бы слышатся серебристые звоны. Цветовая одарённость Риммы Исаковой настолько широка, многогранна и многозначна, что иногда вспоминают Нестерова, Врубеля, французских импрессионистов, пытаются в них найти истоки её живописи. Вряд ли это правомерно, хотя такие невольные сравнения показывают уровень её мастерства, богатство её творческого потенциала. Если уж сравнивать художницу с кем-то ещё, то только с ней самой, с определёнными этапами её творческого развития. Я, например, считаю, что «Розовая зима» является её большим достижением… И не только, даже не столько в привычном белоснежном убранстве, а в голубоватых, сиреневых, розовых, фиолетовых, серебристых тонах с множеством оттенков, для определения которых и слова-то подобрать трудно, настолько богата палитра художницы. Тончайшее многоцветие картин Риммы Исаковой – главная особенность её творчества».
Посмотрим картину «Рождественская звезда». Обычный интерьер: окно, часы в деревянном футляре, шторы, два стула, круглый стол, ваза с цветами, елка с игрушками, часть стены. Но совсем не перечисление предметов, не их характеристики занимают художника. Интерьер – лишь повод выразить восторг перед великим чудом Рождества. Вот почему полыхнула елка, и, обдавая своим жаром, заставила светиться предметы, мебель, даже воздух, наполняющий комнату.
«Душу природы», таинственную силу стремился воплотить в красках и формах М. Врубель («Раковина», «Желтые розы»). Пришвин, рассуждая об искусстве, писал: «Реализм, которым занимаюсь я, есть видение души человека в образах природы» (Избранное, М., 1973, с. 473). Запечатлеть жизнь природы, постигнуть ее в многообразных проявлениях, красках, линиях, формах способен только тонко чувствующий человек. Внутренняя жизнь природы – это я, или душа человека, и если надо что-нибудь в природе понять, то надо просто углубиться в себя».
Вероятно, Р. Исакова особенно четко обнаружила эти качества своего искусства, увидев свои полотна в числе работ других художников на Международной выставке в Токио «ТИАС» (1991), а затем на выставках в Отару (1991, 1993) остров Хоккайдо. Образный характер искусства всегда вызывает самые разные ассоциации, определяемые самим художником и душевным опытом зрителя. Эти ассоциации – результат обобщенности поэтического настроения. А рождается эта обобщенность в итоге сочетания противоположностей – личного переживания живописца и объективных форм природы. Страстное желание изобразить то, что никогда и не встречалось до этого момента в жизни – горение души, пылкость духа и тяжкие условия, в которых происходит восприятие натуры – соединяясь, формируют художественный образ, вбирающий в себя знания и опыт, и ассоциации, и душевное беспокойство, и страх – а вдруг ничего не выйдет! – и … неожиданную разрядку. Художник, отталкиваясь от увиденного, создает свой мир, свою поэтическую действительность со своей логикой. У Р. Исаковой в этюде «Гора духов» (Япония) неожиданно проявилась в скале над морем медная маска как бы выдувающая ветер. У Н. Рериха горы обрели облик богов. У М. Врубеля наоборот – «дух изгнания» стал физически реальным, даже подвергся материальному разрушению («Демон поверженный»).
Щедрое искусство живописца, чьи кисти одухотворены любовью и зарею – неизменный повод для сильнейшего эстетического переживания и глубинного осмысления собственный судьбы, которая по слову поэта, у кого-то можно сравнить с зимой, летом или весной. Поклонники творчества Риммы Николаевны Исаковой всегда будут ждать встреч с ее новыми работами, неизменно ярко и точно отражающими нашу общую судьбу – людей из прекрасной страны России…

Ю. Нехоровшев, Заслуженный деятель искусств России,
Почётный академик РАХ
“Наш Изограф”, № 1 2014

«Обнажённая модель души»

Вернисаж в Мытищинской картинной галерее московских художников Риммы Исаковой и Владимира Артыкова – персональные выставки с общим названием «Обнажённая модель души».
На выставке доброжелательный зритель, внимательно рассматривая картины, заметил сходство многих поэтических восприятий Риммы Исаковой и Владимира Артыкова. Их произведения контрастны по сюжетам, но это контрапункт, сочетающий и соединяющий самостоятельные мелодии в симфонию. Оба живописца едины в стремлении к поэтическим «стенограммам чувств». Об этом я написал в своих книгах: «Владимир Артыков. Римма Исакова. Живопись» Москва 2005. В новых книгах «Шестидесятники» Москва 2009 и «Шестидесятники и другие» Москва 2011. Для примера обратимся к полотну Риммы Исаковой «Рождество». Обычный интерьер: окно, часы в деревянном футляре, шторы, два стула, круглый стол, ваза с цветами, ёлка с игрушками, часть стены. Но совсем не перечисление предметов, не их характеристики занимают художника, интерьер – лишь повод выразить восторг перед великим чудом Рождества. Вот почему полыхнула ёлка и, обдавая своим жаром, заставила светиться предметы, мебель, даже воздух, наполняющий комнату. И взрывая обыденность, повседневную бытовую скуку, всё – и старый тёмный футляр часов, и шторы, и стулья, – всё обрело иное таинственное восторженное звучание. Всё преобразилось, как бы родилось заново, излучая мелодии восторга. Торжественное благозвучие! Предметы потеряли вес, их тяжёлость, геометрическую строгость, гладкость поверхности сменил скользящий Свет, который вдруг проявился в них изнутри. Нарушены физические законы распределения теней. В самом деле – если свет рождается от ёлочных огней, то светлой становится поверхность стола, а свисающая часть скатерти – тёмной. В картине свет излучает каждый персонаж комнаты. Да, именно «персонажи»! Мелодии персонажей столкнулись по законам контрапункта: пронзительно синее окно и – отсветы пёстрых огней, полыхающая, объятая пламенем ёлка – и голубовато-зелёная скатерть; тёмный красно-коричневый часовой футляр и – огненная штора… Слегка переиначивая Пушкина можно сказать: «Мир пересоздан по законам, самим над собой поэтом признанным».
Музыка живописи Риммы Исаковой многозвучна! Это живопись, рождающая звуки органа. В большинстве работ художник внимательно прописывает детали, фактуру предметов, выстраивает линейную перспективу. Пример – «Ранняя весна», «Нарядная зимка», «Долина грёз», «Осенний сказ», «Сумерки», «Рождественский морозец», «Весна на Кавказе» – всё аккуратно списано с натуры. И всё же это не цветная фотография, а лирическое, восторженное восприятие первых примет весны, тёплого ветерка, качнувшейся ветки, сверкающей под лучами солнца на голубых холмах, просиявших крыш, отразивших весеннее небо, воздуха, падающего с заоблачной высоты. Поэтическое состояние этих картин очень сходно с лирикой артыковского полотна «Мир входящим».
Запечатлеть жизнь природы, постигнуть её в многообразных проявлениях красок, линиях, формах, способен только тонко чувствующий художник. «Внутренняя жизнь природы – это я, или душа человека», – писал Михаил Пришвин, – «и если надо что-нибудь в природе понять, то надо просто углубиться в себя». Борис Пастернак об этом сказал по-своему:

И сады, и пруды, и ограды,
И кипящее белыми воплями
Мироздание – лишь страсти разряды,
Человеческим сердцем накопленные.

Владимир Артыков показал на выставке помимо живописных полотен, созданных в последние десять лет также ретроспективу картин, закупленных в разные годы с Всесоюзных и международных выставок.
Теперь эти картины находятся в Государственной Третьяковской галерее, в музеях изобразительных искусств России, в коллекции З.К.Церетели, в музеях: Академии ФСБ (Москва), Украины, Туркменистана, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Азербайджана, Венгрии. В частных коллекциях США, Англии, Норвегии. Можно только удивляться необычайной работоспособности и плодовитости Владимира Артыкова, создавшего столь значительное количество картин, показанных в своё время на больших Всесоюзных выставках в Манеже. «Комсомольская свадьба» ГТГ. «Каракумский канал – артерия дружбы народов» ГТГ. «Незабываемый 1919. Перед боем» Музей Академии ФСБ (Москва). «Ярмарка в Нисе», «Проводы на фронт», «Мир входящим», «Визит дружбы»…
Его картины не раз были показаны на международных выставках: «Открытие памятника В.Ленину в 1927 году» Бьеннале «beograd 80»; «Международный экипаж» «The stream of stars» the soviet /American space art book, под эгидой писателя фантаста Рея Бредбери, персональных выставках в Гданьске, Варшаве (Польша), Хайдубёсермене, Дебрецене (Венгрия). Это большие многофигурные композиции, посвящённые истории нашей Родины, картины, воспевающие труд человека.
Любовь к людям сказалась и на отношении художника к природе, в среде которой совершается их жизнь и деятельность. Природа обнимает величественные просторы Туркмении в картинах «Ностальгия», «Майские ферулы», «Сезон дождей», «В предгорьях Копетдага». Мы воспринимаем композицию – историческую встречу русских и туркмен на побережье Каспийского моря: прибытие отряда русских кораблей под командованием Фёдора Ивановича Саймонова, посланника Петра Великого к восточным берегам Каспия. Композиции полотен Артыкова оригинальны, рассчитаны на несколько точек смотрения. Это легко видно по реакции зрителей – они, то отходят от полотен, чтобы понять главное событие, потом приближаются, чтобы рассмотреть первый план, а затем погружаются в длительное рассмотрение персонажей, каждый из которых занят своим делом, проявляет свой характер в действии. Сложносочинённые композиции Артыкова принципиально отличаются от многочисленных «постановочно-натурных» картин, списанных с мизансценированных натурщиков, как натюрморты с муляжей. Искусствовед С.М.Червоная делает закономерный вывод: «Для Артыкова главное – не любование отвлечённой красотой, а разумная организация мира, его сложнейшие взаимосвязи между этим огромным миром и каждым человеком в отдельности и народом в целом».
В тоже время В.Артыков пишет картины и иного содержания. В последнее годы им созданы полотна: «Игра в эдем», «Амазонка», «Качели», «Девичник на Ивана Купалу», «Дочки – матери», «Чужих детей не бывает», «Мир Нико Пиросмани», «Тарусский серебряный шар искусств». Здесь легко узнаваема главная страсть живописца – сочетать красоту человеческого тела, его духовное начало, большую любовь к простому человеку, веру в будущее своей любимой многонациональной страны с красотой природы. Свою новую картину «Благовест» В.Артыков писал с 2005 по 2012 годы. Мы видим плавучую православную церковь-корабль, он приближается к причалу отдалённого северного города. Радостью полыхнул золотой купол корабельной церкви. Его звонкая живописная мелодия скользнула по воде, растворяясь в прозрачном холодном мареве. Созвучно композиции «Благовест» полотно «Возрождение». Картина образно раскрывает тему возрождения в России исторических духовных традиций. На картине мы видим, как вырастают из-за заснеженного земляного вала Горицкого монастыря в Переславле-Залесском купола церквей с золотыми крестами, освещёнными утренней зарёй.
Владимир Артыков не только живописец-станковист, но и режиссёр-документалист, художник театра и кино. Известны его многочисленные игровые кинофильмы, где он являлся художником-постановщиком: «Утоление жажды» по роману Юрия Трифонова, «Приключения Доврана», «Восход над Гангом», «Служа отечеству», «Дезертир» и многие другие, созданные на киностудиях России и стран СНГ.
Новым этапом в биографии Владимира Артыкова явилась изданная в 2012 году книга воспоминаний «Обнажённая модель». В книге нет выдуманных историй, в ней автор рассказывает о деятелях искусства, с которыми он работал, дружил и встречался в течение многих лет, о жизни людей искусства изнутри. Его герои предстают перед читателем новыми неизвестными гранями, подмеченными острым, наблюдательным и доброжелательным взглядом художника. Книга «Обнажённая модель» – ещё одна творческая грань талантливого художника Владимира Артыкова. Героями книги стали Зураб Церетели, Эрнст Неизвестный, Таир Салахов, Михаил Ромадин, Александр Васильев. Актрисы Тамара Логинова, Татьяна Конюхова, Валентина Титова, Лариса Лужина, Галина Польских. Киноактёры Петр Олейников, Михаил Кузнецов, Павел Кадочников, Олег Жаков, Георгий Жжёнов, Владимир Басов, Анатолий Ромашин, Леонид Филатов. Режиссёры Станислав Говорухин, Булат Мансуров, Ренат Исмаилов. Учёный с мировым именем Георгий Гладышев. Перед нами писатель с индивидуальной творческой манерой. Его книга пронизана нежной любовью к людям, Родине, искусству.
Выставка в Мытищах московских художников Владимира Артыкова и Риммы Исаковой была освещена прессой и новостными каналами телевидения. Начальник Управления культуры администрации Мытищинского района отметил, что выставка «Обнажённая модель души» – одна из самых актуальных и востребованных в Московской области.
Участников выставки приветствовали почётный академик РАХ, президент МАТ Георгий Гладышев. Действительный член РАХ, действительный член МАТ Павел Арзуманидис. Протоирей Георгий Троицкий. Владислав Немчинов – генеральный директор Международной общественной организации «Мужество и гуманизм». Доцент киноакадемии ВГИК Роберт Спиричев. Депутат Мытищинского районного Совета депутатов Виктор Сошин. Член союза кинематографистов России, киновед Валентина Кибальникова – дочь скульптора А.Кибальникова.

Ю. Нехоровшев, Заслуженный деятель искусств России,
Почётный академик РАХ
“Наш Изограф”, № 4 апрель 2013

Выставка живописи «От Москвы до самых до окраин»

В Департаменте экономической политики и развития Москвы открылась выставка живописи художников В. А. Артыкова и Р. Н. Исаковой, действительных членов Международной академии творчества, приуроченная к 65-летию Великой Победы.
Выставку открывал: Росляк Юрий Витальевич, первый заместитель Мэра Москвы, Руководитель Комплекса экономической политики и развития города, Оглоблина Марина Евгеньевна, Руководитель Департамента Экономической политики и развития города, Иванов Алексей Дмитриевич, генеральный директор ОАО «ГУП Экономика», Хрусталёв Михаил Николаевич, арт-директор, куратор выставки. На вернисаже присутствовали ветераны Великой Отечественной войны и труда, сотрудники Мэрии, многочисленные гости.
Живописцы Римма Исакова и Владимир Артыков показали в своих произведениях широкую панораму пейзажей России и стран ближнего зарубежья.
В работах Риммы Исаковой: «Май в деревне», «К вечеру. Покой», «Майский полдень», «Весна в горах», – чувствуется пробуждение природы, всё насыщено воздухом и светом. Натюрморты: «Букет белых и красных роз», «Красная ваза», «Розы», – сочетают в себе колористические и смысловые решения.
На открытии выставки Владимир Артыков рассказал о весне памятного 1945 года, когда художник, будучи юным школьником, смотрел салют Победы на Красной площади 9 мая 1945 года. А через месяц, в июне он со своими сверстниками видел, как по улице Горького двигались в сторону Красной площади колонны танков, знаменитых Т-34, самоходные орудия САУ, тяжёлая артиллерия, её называли тогда «Богом войны», и, конечно, гвардейские минометы «Катюши», идущие на Красную площадь, на Парад Победы. В тот день беспрерывно лил тёплый летний дождь, словно природа оплакивала жертвы прошедшей войны.
На картине Владимира Артыкова «Светлый день» – панорама Кремлёвских башен на фоне московских далей, освещённых солнцем. Картины: «Источник», «Островок», «Возрождение», «Июльское утро», – проникнуты любовью к Родине. Картины: «Полёт», «Майские ферулы», «Холмы», – показывают поэзию пейзажей Туркмении. Картина «Мельница» переносит зрителя в Таджикистан, к бурным рекам Памира.
На вернисаже силами московских артистов был дан концерт, исполнялись песни военных лет.
23 картины, представленные художниками, были высоко оценены зрителями, которым подарили специально выпущенный к выставке каталог с цветными репродукциями картин художников и вступительной статьей А. Д. Иванова.
Выставка в Мэрии Москвы продлится до конца августа 2010 года.

М. Хрусталёв, арт-директор
«Наш Изограф» № 6 (192), 2010

Дар музею города Грозный

13 апреля 2010 г., в Российской академии художеств состоялась передача произведений живописи академиков Международной академии творчества Владимира Артыкова («Вечность») и Риммы Исаковой («Хива») в дар музею им. А. Х. Кадырова, город Грозный. На акте дарения присутствовали Президент РАХ З. К. Церетели, Председатель Союза художников России А. Н. Ковальчук, Председатель Союза художников Чеченской республики, секретарь Союза художников России В. О. Умарсултанов. В музей также были переданы книги известных искусствоведов: почетного академика РАХ Ю. И. Нехорошева «Шестидесятники», «Владимир Артыков. Римма Исакова. Живопись»; доктора искусствоведения, профессора С. М. Червоной «Современное исламское искусство народов России». В библиотеку музея был передан альбом «Международная академия творчества».

«Наш Изограф», № 5, 2010

Серебристые звоны

Есть у художницы прелестная картина «Розовая зима». Сюжет ее предельно прост – деревня, заснеженные избы, заиндевевшие деревья, как бы рождающиеся из белого безмолвия; на переднем плане лошадь с санями. Но образное свое видение холста художница предполагает в ином, что сама подчеркивает в названии «розовая», – в цветовом решении картины. И зима действительно пленительна в своем цветовом волшебстве. И не только, даже не столько в привычном белоснежном убранстве, а в голубоватых, сиреневых, розоватых, фиолетовых, серебристых тонах с множеством оттенков, для определения которых и слова-то подобрать трудно, настолько богата палитра, художницы, Тончайшее многоцветие картин Риммы Исаковой – главная особенность ее творчества.
Или вот – картина «Рождество». Комната словно наполнена золотистым, серебристо-красноватым светом, который ощущаешь почти физически. Он возникает из неведомого божественного источника. И создается удивительное ощущение радости, душевного взлета и умиротворения.
Римма Исакова прекрасно чувствует тончайшие, трепетные цветовые тональности, она умеет как бы растворять один-два основных цвета во множестве еле уловимых оттенков, почти музыкальных созвучий, и даже небольшой холст превращается в многоцветную оду радости, душевного озарения, уносящие в какие-то необозримые волшебные дали.
И вот такое очаровательное, почти магическое, цветовое раздолье. Пейзажи художницы музыкальны, напевны, мягкий и светлы. И эта светозарность присуща почти каждой ее работе. Будь то «Золотая речка» – обратите внимание на авторское ее цветовое определение. Сильная и выразительная «Ранняя весна», лучезарный солнечный холст «Река Ока», утопающая в золотистой листве «Осень». А в «Лете» зеленовато-серебристое буйство веток и листьев превращается в почти абстрактное фантастическое видение. И даже «Натюрморт с бутылкой» или фрагмент древней росписи в церковном портале смотрятся, как чудные откровения!
Римма Исакова обладает удивительной способностью, казалось бы, простые непритязательные сюжеты, обыденные сцены, натурные наблюдения посредством цветовых решений превращать в глубокие многозначные образы. Вот – «Рождественская звезда». Зима, ночь, громады зданий c призывно освещенными окнами, невесть откуда нисподающий свет на голубоватые заснеженные крыши. И звезды-то нет, но вся картина создает ощущение праздничного ожидания, радости и душевного взлета, всё это говорит о божественном появлении рождественской звёзды. И дивной своей кистью Римма Исакова умеет зажечь эту «звезду» в лучших своих картинах.
Звездные ее произведения рождаются на натуре, в реальной действительности, в реальном пейзаже. Художница входите группу «Пленэр», как бы организационно демонстрируя свою связь с природой, с предметным миром. Но она умеет пленэрную натуру своей цветовой одаренностью превращать в радостные, ликующие, очаровательные образы, сродни музыкальным, когда в живописи как-будто бы слышатся серебряные звоны.
Цветовая одаренность Риммы Исаковой настолько широка, многогранна и многозначна, что иногда вспоминают Нестерова, Врубеля, французских импрессионистов, пытаются в них найти истоки ее живописи. Вряд ли это правомерно, хотя такие невольные сравнения показывают уровень ее мастерства, богатство ее творческого потенциала. Склонен думать, что в Московском училище «Памяти 1905 года» у нее были превосходные педагоги, которые не только научили ее профессиональной грамотности, но и восторженно, любовно чувствовать природу и радоваться человеческому бытию. Если уж сравнивать художницу с кем-то еще, то только с ней самой, с определенными этапами ее творческого развития. Я, например, считаю, что упомянутая мною картина «Розовая зима» является eе большим достижением. При неброской красоте, жизнерадостности, возможности понимания лю6ым зрителем ее картины обладают магическим действием. Мы, наверное, несколько отвыкли, когда художник так просто, открыто, откровенно признается в любви к родной природе, своей стране.

Из книги Евграфа Кончина
«Холст как мера вечности»,
Москва, 2009 г., стр. 108-109

Мир света

И в Москву, наконец-то, пришла долгожданная Весна! Мольберт стоит у окна. Солнце заливает мастерскую. Римма Николаевна Исакова пишет. Кисть быстро кладёт краски на холст, они ложатся густо, мазки подталкивают друг друга, располагаясь поудобнее, но так, чтобы сосед не мешал соседу. Из хаоса все чётче восстаёт Тарусский храм. Он стряхивает кое-где оставшиеся от холодного утра облака. Проявляется на старых деревьях бледная листва, а небо становится всё выше. Вот и солнце заиграло на крестах, скользнуло по стенам и тени прячутся в тишину колокольни в нише окон. Идёт таинство живописи. И вспомнились мне слова Пришвина: «Смелей!.. Начинай борьбу, помоги солнцу. Десятки тысяч лет жили на земле люди, копили, передавали друг другу радость, чтобы ты пришла, подняла её, собрала в пучки её стрелы и обрадовала. Смелей же, смелей!».
Солнце всё решительнее, по-хозяйски занимает пространство холста, и тянутся вслед за яркими бликами голубовато – фиолетовые лёгкие полутона. В игре света, теней, рефлексов свои ритмы, свои мелодии.
На мой вопрос Римма Исакова отвечает несколько смущенно: «Так уж повелось…Пишу и в будни, и в праздники. После окончания училища памяти1905 года, работала над этюдами и под зонтом в дождь, и в варежках и валенках в мороз, а по весне не снимала резиновых сапог. Тарусский дом творчества в 80-е годы стал продолжением учёбы, параллельно с путешествиями в Карелию, на Белое море, на Камчатку, в Центральную Азию, на Кавказ, в Крым. Живописный комбинат МОСХа тогда давал возможность для творческих командировок. …Маршруты художницы протянулись и далеко от Москвы. Довелось побывать и в дальнем зарубежье: Германии, Японии, Югославии, Греции, Чехии.
…Хочется спросить, а зачем забираться так далеко? Можно спокойно писать, поглядывая в окно дачи, или, как в своё время было принято в МОСХе, выезжать на этюды в автобусе. Остановились там, где машине уже не проехать, расселись кружочком и раскрыли этюдники. Однако, это не для Исаковой.
Перебираю этюды Риммы Николаевны. Убеждаюсь, она ищет не «красивые видики», а сюжеты, характерные для данного края, времени года и суток, а главное – отвечающие её душевному настроению. Ведь тоскующему сердцу и яркий день видится печальным.
На основе этюдов рождаются картины. Вот «Вечерние грёзы» – сумрачная тайга, слабый отблеск угасающей зари на убегающих от ветра облаках. Ещё полотно – «Гора духов» в Японии – изъеденная морем скала, пена у берега и смутная неясная даль, где водная гладь таинственно переходит в небо. «Земля Эллады». – Кипень зелени, уходящей к облакам. Верю художнице: жизнь не угасала со времён античности. Картина «Архангельский собор Кремля». – Светлое, невесомое очертание древнего храма. Раннее утро. Но уже виден свет лампад в окнах и открыта дверь… Можно назвать и ещё десятки произведений, но и перечисленные дают возможность понять, почувствовать, осознать разнообразие сюжетов, состояний природы, настроений художника.
Римма Николаевна, симпатичная, весёлая женщина, не скрывает своего возраста:
– Мне шестьдесят пять! По паспорту! А возраст художника следует измерять по его работам. Я пишу так же, со всей душой, темпераментно, как и в годы, когда меня принимали в члены Союза художников, в 1976 году!
Эту истину подтверждают работы, показанные на недавних выставках. В картинах снайперски точная кладка цвета, по-юношески взволнованное восприятие жизни и глубокие чувства сердца.
Что же характерно для искусства Исаковой?
Индивидуальность видения, богатство живописных форм. Это выявила уже первая персональная выставка в знаменитом японском городе «Саппоро». Посетители с удивлением и великим почтением вглядывались в этюды и картины, сделанные за несколько месяцев проживания Исаковой в стране восходящего солнца. Потом её работами любовались в Праге, Греции, США. Выставок было немало и в городах России.
Они утвердили за Исаковой не только звание академика Международной академии творчества, но, главное мастера пейзажа. Её небольшие по формату работы узнаваемы сразу. В них яростный вихрь цвета, создающего атмосферу бытия природы, её печаль и радость, весеннюю светлость и серую непогодь. Во всех состояниях природы, Исакова выявляет колористическое богатство.
Было бы весьма странным услышать от советского художника такие слова: «Пейзажи для меня это слияние природы, души и Бога. Работа над пейзажем объединяет Художника и Божественное откровение». Сегодня это не только слова. Исакова опытом подошла к откровению, о котором Левитан сообщал в письме к Чехову… «Я никогда ещё так сильно не чувствовал… божественное нечто, разлитое во всём… что даже не всякий видит… что постигается любовью».
Произведения Риммы Николаевны доказывают: художественное откровение объединяет её творческое стремление с Божественным откровением. Она стремится, вслед за классиком русского пейзажа выразить своё восхищение миром природы. И потому главное содержание её картин сила Света. Почему? А вспомним учение о Боге. Это учение о Свете, через который мир просвещается, преображается. Свет на горе Фавор, который увидели Апостолы во время преображения Христа. Это и есть то «божественное нечто», что видит Левитан и другие русские художники: Рублев, Дионисий, Васильев, Куинджи, Саврасов, Нестеров…
Вот картина Исаковой «Зимнее марево». Сквозь жгучий морозный туман просвечивает бледным золотом чудом сохранившаяся осенняя листва. И оттого не такими печальными стали серенькие избы, растрёпанные ветрами плетни. Даже слабый свет утеплил ледяной холод. В последующих, более поздних произведениях Исакова всё настойчивее развивает тему Света.
Свет образующий и преобразующий его – содержание натюрморта «Пасхальный». Лежат рушники, крашеные яйца, коробок, икона Божьей Матери. И появился Свет. Он преобразил обыденное в праздничное. В картине «Рождественская звезда», сквозь морозную ночь над старыми домами вдруг полыхнул Свет. И вырвались из темноты не только угрюмые коробки домов, но и озолотились старые пятиэтажки. Радость вспыхнула вслед за Вифлиемской звездой в окнах домов, сверкнула на крышах, застыла в тёмно-синей бездне. Невольно приходят на память строки Ломоносова: «Раскрылась бездна звёзд полна, звездам числа нет бездне дна».
Для художницы Свет не просто игра в цветовую музыку, а средство выражения душевного состояния. Пример, картина «Рождество». Обычная комната. Стоят угрюмые напольные часы, круглый стол. И вдруг всё обыденное преображается: на синих, замёрзших стёклах окна вспыхивают яркие игрушки, отражения новогодней ёлки. Свет засверкал, заискрился на столе, обласкал всю комнату и вспыхнул, превратив ёлку в фейерверк, она полыхнула пламенем. Это радость! Это сказка о детском празднике.
Исакова романтик? Да, как и каждый искренне верующий, православный человек. Романтик верит в торжество правды, любви, в бессмертие души, верит в красоту бытия, ибо Красота есть Бог, и потому бессмертна, способна спасти Мир. Об этом напомнил ещё Достоевский. И веря в красоту, Исакова избегает трагических мотивов. Она стремится к тому, чтобы её создания были понятны широкому зрителю. А это значит – исповедовать и общедоступность художественного языка.
В наши дни, всякий, взявший кисть, обретает ярлык: постимпрессионист, постмодернист, попартист… а перешагнувших границы изобразительности, величают концептуалистами, перформенсистами, абстракционистами и прочими аттракционистами. Они тоже желают привлечь внимание зрителей. И привлекают. Мне вспоминается такой эпизод. Лондон. Огромная площадь. И вдруг всё движение по ней замерло. Свистки полицейских. Смотрю. Через огромное асфальтовое пространство спокойно идёт женщина. Из одежды на ней только красные туфли. Почему всеобщее оцепенение? Разве никто не видел обнаженного женского тела, хотя бы на картинах в музеях? Видели. Так что же шокировало полицию, пешеходов, автомобилистов? Нахальство. Вызов общественной нравственности. Вот этот фокус привлекает и зрителей к «супермодернистским» изобретениям. Картины Исаковой не вызов этике, эстетике и морали христианской. Они зовут зрителей обратить внимание на окружающую гармонию мира. А она и морозной дымке и в мерцающей звезде. Она в вашей комнате, и вспомните, как в детстве все деревья были большими, а все праздники Сказками!
Самое удивительное, Римма Николаевна ничего не выдумывает, она так видит, так чувствует, насыщая каждую работу энергией.
На недавней международной выставке «Путь единства», проходившей в ЦДХ, демонстрировались работы Риммы Николаевны и её супруга, тоже академика Владимира Аннакулиевича Артыкова, которому, кстати говоря, в этом году исполняется по осени 75 лет. На этой же выставке была показана его новая картина «Путь к единству. Тарусский серебряный шар искусств». Она создавалась под впечатлением обращения писателей России сделать Тарусу, старинный русский город, музеем. Картина имела зрительский успех, её репродукции опубликованы в альбомах, журналах и газетах, и как итог, автор был награжден медалью Российской академии художеств «Шувалов».
Спрашиваю Римму Николаевну:
– А кроме обращения писателей существуют и другие стимулы к созданию произведений о Тарусе?
– Для моего мужа, Владимира Артыкова, Ока река его детства, река ностальгии, где он впервые увидел красоту русской природы. В Белёве, что выше по течению, он ещё в конце тридцатых годов часто бывал у бабушки Софьи Николаевны и деда Александра Ивановича Дроздовских, где был их родовой дом, где летом он плавал с ребятами на лодке по Оке, зимой катался на санках с крутых берегов. Здесь же впервые начал рисовать. А для меня, Ока, как я уже говорила, время активной работы. Сегодня, мы с Володей, работаем над альбомом «Наша Таруса». Старинный русский город уже упоминается в летописях тринадцатого века. Историки уточняют дату построения древнего городища.
Римма Николаевна продолжает свою тарусскую сюиту «Времена года». Владимир Аннакулиевич набрасывает эскизы к задуманной картине «Театр Поленова»…Знаменитый передвижник открывал в своё время здесь, на Оке, свои «театральные сезоны».
Звонят телефоны. Почта приносит поздравительные письма и телеграммы. Приобщаясь к ним, тоже от всей души желаем юбилярам творческих свершений, успехов в завершении альбома «Наша Таруса».

Ю. Нехорошев, Заслуженный деятель искусств России
«Наш Изограф», № 5 (179), 2009 г., стр. 1, 8-9

Воспитание чувств и гармонии

Семнадцатого января 2008 года в Московском Доме Ученых на Пречистенке 15, прошла объединенная сессия Директората Русской секции Международной Академии наук, Президиума Международной Академии Творчества. На торжественном открытии сессии со словами приветствия выступили: Президент Международной Академии наук академик Вальтер В. Кофлер (Инсбрук, Австрия), сопрезидент Русской секции Международной Академии наук академик РАМН Константин Викторович Судаков, Президент Международной Академии Творчества академик, профессор Георгий Павлович Гладышев.
Во время работы сессии были вручены высокие награды Международной Академии Творчества. Первой на сцену приглашают госпожу Наину Иосифовну Ельцину. Г. П. Гладышев вручил видному общественному деятелю Ельциной Н. И. вдове первого Президента России Б. Н. Ельцина золотую медаль «Н. И. Сац».
За выдающийся вклад в развитие искусства награду получила художник, академик Международной Академии Творчества Исакова Римма Николаевна. Она также удостоена золотой медали «Н. И. Сац». Имя живописца Риммы Исаковой давно и широко известно в ее родном городе. Коренная москвичка снискала любовь и высокую оценку как любителей изобразительного искусства, так и критиков искусствоведения. Р. Н. Исакова в Союзе художников России с 1976 года, она постоянный участник художественных выставок не только в родной Москве, любимой России, но и за рубежом. Персональные выставки последних лет: Московский Кремль, выставочный центр МОСХ России, Товарищество живописцев МСХ, города Коломна и Подольск. Участвовала на международных выставках в городе Токио «Тиас», персональных выставках в городах Японии – Токио и Саппоро. Награждена золотой медалью Творческого союза художников России, Работы представлены в музеях, галереях, частных собраниях России и за рубежом. В последние годы в картинах Риммы Исаковой все чаще появляются сюжеты, связанные с древнерусской архитектурой, народными обычаями. В прессе отмечались: «Врата Успенского собора Кремля», «Архангельский собор Кремля», «Горицкий монастырь», «Пасхальный натюрморт». В пейзаже «К вечеру» появился жанровый мотив». Осеннее золото леса, затерянный в багрянце листвы деревянный скит и фигура монаха не спеша идущего по тропинке. Любование тишиной, красочной кроной деревьев – все напоминает полотна из зимней сюиты. Сказочная феерия осени также как и зимние морозные фантазии таят загадки, разгадать которые заветная мечта лирических живописцев. Римма Исакова яркий художник, в ее произведениях все додумано, доделано, но при этом не утрачена свежесть и таинственность.
Список награжденных продолжил московский художник, академик Международной Академии Творчества, заслуженный деятель искусств ТССР Артыков Владимир Аннакулиевич. Ему вручили медаль «Почетный знак Международной Академии Творчества» за творчество, личный вклад в развитие нации, культуры, духовное оздоровление нации, укрепление дружбы меду народами. Живописей В. А. Артыков член Союза художников с 1973 года. Награжден Дипломом Академии художеств СССР, награжден золотой медалью Творческого Союза художников России. Участник всесоюзных, Российских, Московских и международных выставок, так в частности, Триенале современного изобразительного искусства «Белград 80», выставка в США «Дорога к звездам» под эгидой писателя-фантаста Рея Бредбори (Нью Йорк 1990). Персональные выставки последних лет: Московский Кремль, выставочный центр МОСХ России, города Коломна и Подольск. Работы художника находятся в Государственной Третьяковской Галерее, государственных музеях изоискусств городов Москвы, Плеса, Краснодара, Саранска, Нижнего Тагила. В госмузеях Туркменистана, Азербайджана, Ураины, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Венгрии. В частных коллекциях США, Англии, Норвегии, Греции, Турции.
Многофигурные, неожиданные по композиции, философские картины живописца, стали многожанровой художественной летописью. В. Артыков своим искусством утверждает гармоничное единение человека и природной среды, не скрывает своего восторга, встречая на родной земле ростки новой жизни. Эти качества привлекают к его работам внимание зрителей. Значительными произведениями, несомненно, стали такие полотна как «Проводы на фронт», «Встреча в 1945», «Купола», «Московское утро», «Через века», «Светлый день», «Чужих детей не бывает».
Награжденные поблагодарили Международную Академию Творчества и лично Президента Академии Георгия Павловича Гладышева за высокую оценку их творческого труда. Примечать в окружающем мире гармонию, воплощать ее в красках и дарить выставки, наполненные восторженными чувствами, – не в этом ли счастье художников!

Ю. Нехорошев, Заслуженный деятель искусств России.
«Наш Изограф», № 1 (164), 2008 г.

Любимая моя Россия

Под таким названием в октябре 2006 года в залах Галереи живописного искусства на 1-й Тверской-Ямской ул., д. 20 была показана экспозиция работ Риммы Исаковой. Запечатлеть жизнь природы, постичь ее в многообразных проявлениях, красках, линиях, формах способен только тонко чувствующий человек. «Внутренняя жизнь природы – это я, или душа человека, – писал М. Пришвин, – и если надо в природе что-нибудь понять, то надо просто углубиться в себя».
Музыка живописи Исаковой многозвучна. Немало работ, где художник внимательно прописывает детали, фактуру предметов, выстраивает линейную перспективу. Пример – полотно «Ранняя весна» (1991). Золотистая земля, залитая солнцем, старый сарай на столбиках, светящееся дерево шелковицы, еще не проснувшееся от зимнего сна, даже две курицы в тени – все аккуратно списано с натуры. И все же это не цветная фотография, а лирическое восприятие первых примет весны, теплого ветерка, качнувшейся ветки, влажных деревьев за околицей, просиявших крыш, отражающих весеннее небо, воздуха, падающего с заоблачной высоты. Поэтическое состояние «Ранней весны» перекликается с работами, написанными в пронизанных палящим солнцем городах Центральной Азии; с морскими пейзажами Греции, с видами Японии, Крыма, Кавказа. «Дымка» знойного воздуха далеких стран, как и «дымка» русского мороза одинаково растворяют контуры окружающего мира, мерцая на холстах Риммы Исаковой.
Работа в Комбинате живописного искусства давала Р. Исаковой возможность поездить по России, обогащая палитру разнообразием цветовой гаммы и новым сюжетным материалом.
В истории русского натюрморта прослеживаются общие тенденции развития изобразительной формы. Яркие примеры – работы М. Врубеля («Желтые розы», «Раковина»), И. Левитана («Лесные фиалки», «Незабудки»). Эти моменты можно увидеть и в натюрмортах Р Исаковой. «Пасхальный натюрморт» (1976) колористически выдержан в красных тонах, окружающие предметы подчеркивают главную тему – икону в серебряном окладе. «Русский сувенир» (1998) – это соединение зимнего пейзажа, реки с замерзающей поверхностью воды, голубых теней на снегу, розового леса на горизонте с ложками и деревянной ладьей на первом плане, вызывающей в памяти образы Рериха.
В свое время М. Пришвина упрекали за его теорию о «душе природы» как пропаганду пантеизма. Но все творчество писателя свидетельствует об ином. Миллионы существ живут единовременно, в нерасторжимых взаимосвязях, – вот основа пришвинского взгляда на мир. Природа – вечный источник радости и веры в творческие силы человека, источник оптимизма. Схожую задачу решает Исакова в натюрморте «Душа цветов» (1996). На блестящей поверхности стола стоят ваза с цветами и небольшая статуэтка. Но суть произведения не только в восприятии предметов. Стол, ваза, статуэтка – лишь повод, чтобы выразить радость встречи с красочным чудом – яркими цветами в густом аромате роз. А разве можно живописью передать запах? Нельзя. Для художника цель в том, чтобы зрителю передалось настроение. Живопись – это система контрапунктов, противопоставлений и, одновременно, единство симфонического звучания оттенков, нюансов, тонов, валеров. Искушенный зритель, способный чувствовать прекрасное, заряжается импульсами художника, радуясь и страдая вместе с ним. Случайно ли натюрморт назван так необычно: «Душа цветов»? В нем мало предметов, они уступили место цвету. Контуры цветовых касаний призрачны, непостоянны, легко переходят один в другой, как бы стремясь к самостоятельной жизни. «Душа цветов» – в их легком непостоянстве, в хороводе красок, неизвестно, откуда возникающих и куда-то исчезающих. Голубовато-розовая среда, окружающая цветы, – это окрашенный воздух, наполненный энергией. Пришвин писал: «Реализм… есть видение души человека в образах природы». Наиболее ясно эти качества искусства Риммы Исаковой обнаружились на Международной выставке в Токио «ТИАС» (1991), а затем на выставках в городах острова Хоккайдо (Япония), где экспонировались ее работы.
Сюжет – лишь внешнее выражение поэтической ситуации. Субъективное чувство художника – вот основа поэтического. Зимы в среднерусской полосе одинаковы, а восприятие их разное. Сюжеты зимних картин Исаковой традиционны: избушки, деревья в снегу, тропинки… Но, как в истинно поэтическом произведении, главное – созданный образ. Хрупкий хруст ледяного кружева – «Зимний ручеек»; морозный воздух, в котором застыла околица села – «Нарядная зимка»; солнце в холодном мареве – «Солнечный день»; погружение в тихое царство сна – «Вечерние грезы»; терпеливое ожидание долгожданных солнечных лучей – «Морозные ели».
В последние годы в картинах Р. Исаковой все чаще появляются сюжеты, связанные с древнерусской архитектурой, народными обычаями. Это – «Архангельский собор Кремля», «Горицкий монастырь», «Врата Успенского собора Кремля», «К вечеру. Покой» и другие работы. В пейзаже «К вечеру. Покой»(2001) появляется жанровый мотив. Осеннее золото леса, затерянный деревянный скит и фигурка монаха, не спеша идущего по тропинке. Сказочная феерия осени так же, как и зимние фантазии, таит загадки, разгадать которые – заветная мечта лирических живописцев.
Всегда интересно, что думает художник о своей жизни в искусстве. Читая воспоминания художника Николая Ромадина, Римма Исакова нашла ответ: «Мое глубокое убеждение, что искусство должно быть предельно искренним. Художник должен быть таким и в жизни. Искренность должна быть мудрая. Можно искренне увлечься, а потом понять, что это увлечение – ошибка. Мудрая искренность означает: много читать, много видеть, видеть правду, любить эту правду и только ею жить. Вот тогда искусство и приносит необычайные впечатления и радость». Эта эстетическая программа выполняется Р. Исаковой поэтому ее полотна пользуются успехом на выставках в Москве, в Японии, Чехии, Греции, в США.
Примечать в окружающем гармонию, воплощать ее в красках и дарить выставки – не в этом ли счастье художника!
Поэт Николай Заболоцкий написал, проживая в Тарусе:

Любите живопись, поэты!
Лишь ей единственной дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Именно эти «приметы души» – лирическое переживание мира, тонкое чувство восхищения природой, ее связи с духовной жизнью человека и видим мы в живописных работах Риммы Исаковой.

Ю. Нехорошев, Заслуженный деятель искусств России.
«Мир живописи», № 10-11, 2006 г.

«Любите живопись, поэты!..»

Картины Владимира Артыкова, впервые показанные в Москве на Всесоюзных, республиканских и тематических выставках в начале 1980-х годов, резко отличались от привычных «производственных», «видовых» и бытовых». Полотна молодого живописца из жаркой Туркмении, где тогда работал художник, отметила и широкая пресса, и профессиональная критика. Вековые события и дни сегодняшние рассматривал острый глаз кинематографиста.
За годы учебы во ВГИКе Артыков впитал в себя главное: умение «сделать кадр» – предельно выразительно решить каждый сценарный эпизод. А потом сумел перенести «кинематографическое видение» в картину. Вот почему он заставляет зрителя «работать»: смотреть на изображение то с высоты птичьего полета («В предгорьях Копет-Дага»), то отпускает его до уровня колен персонажа первого плана («Мир входящему») Для выражения образной мысли композиция может закручиваться спиралью («Праздник хлопка»), рассыпаться орнаментальным ковром, составленным их групп людей («Тикинский базар»), возносить зрителя к облакам и высочайшим горам («Вечность»), уводить взгляд вдаль, вслед поездам, увозящим парней на фронт («Провода»)…
Сергей Эйзенштейн не раз говорил о неразрывных связях кино с изобразительным искусством, советовал ученикам тщательно изучать строение композиций у старых мастеров.
Артыков не учился у Эйзенштейна непосредственно, а книги его, особенно статьи, посвященные композиционному мастерству, изучал пристрастно. И не случайно студента четвертого курса сорвали с учебы и кинули в водоворот таджикской, киргизской, туркменской киностудий, где как художник-постановщик он создал двадцать три игровых фильма (недавно – «Дезертир» на «Мосфильме»), написал сценарии, снял одиннадцать документальных лент, поставил более тридцати спектаклей в театрах России и Средней Азии (от Шекспира до современных авторов). Он закончил художественное училище как театральный художник. Профессиональный багаж мастера огромен. И все же главным своим делом он считает станковую живопись.
Картины Артыкова не этнографические наблюдения, а образное выражение своеобразной жизни туркменского народа.
Если бы удалось выстроить полотна Артыкова по рангу исторических событий, мы увидели бы изобразительную ленту, первый кадр которой – «Визит дружбы» Петровских моряков в загадочную Туркмению; затем – революционная буря в песках Азии, добравшаяся сюда из Красного Питера («Каракумы. 1919 год»); торжество первых лет новой советской республики («Открытие памятника»); первые полеты деревянных аэропланов («Крылья тридцатых в Каракумах»); торжество земледельцев («Праздник хлопка»); решительный поворот Туркмении к индустриализации («Каракумский канал»); трагедия первых лет Великой Отечественной («Проводы»); ликование Победы («Встреча в сорок пятом»); жизнь нового поколения («Комсомольская свадьба»); наука («Археологи в Каракумах»); быт («Тикинский базар»); труд («Утро»); и тишина – бесконечность загадочной нетронутой природы («Каньон»)…
В Третьяковской галерее находится картина Артыкова «Комсомольская свадьба» Дотошные зрители подсчитали’ изображено почти сто фигур. По другим подсчетам – сто пятьдесят. Но суть дела не в арифметических данных, а в самом подходе художника к торжественному событию. Вдоль улицы составлен бесконечно длинный стол, готовится пиршество. Вдали появились жених и невеста. Грянул оркестр. Молодых встречают гости – толпы жителей в традиционных красно-коричневых, темно-оранжевых, золотисто-фиолетовых халатах. Серые домики усиливают музыкальную звучность красок. Картину можно рассматривать бесконечно долго в ней, как в полотнах Брейгеля, – живые сценки быта, множество деталей, досконально передающих характеры людей. Дома, сарайчики, заборы, конюшни, движущиеся по дальним улицам велосипедисты, автомашины, всадники…
Для Азии подобное тщательное изображение народного быта характерно. Например, в картине Марзана Шаравы «Один день Монголии» (музей в Улан-Баторе), в миниатюрах книг. Часто говорят – живописец не фотограф, ему не нужно перечислять, переписывать все увиденное, рассказывать языком красок все, что охватывает глаз. Справедливо. Но вспомним работы «малых голландцев». Я. ван Эйка, Г. Терборха, А. ван Остаде… Сколько в них «мелочей» – часами можно рассматривать полотна, наполненные предметами, раскрывающими зрителю жизнь ушедших поколений.
Реализм – это доказывает и выставка работ Артыкова -не игра в искусство, не средство заигрывания, не стремление удивить невиданной или неслыханной игрой, даже в «собачье раздевание» или другими «перФормансами». Отдадим эти и подобные им «игры» другим жанрам и видам искусства – иллюзионистам, эстраде, клоунаде, пародии… Изображать на холсте – значит рассуждать о красоте жизни рисунком и цветом Красоту с натуры не срисуешь. «Срисовывателей» плодят наши художественные училища и институты в достаточном количестве. А композиторов, сочинителей-реалистов – маловато. В этом смысле выставка Владимира Артыкова отличается от многих показанных в последнее время в столице. Выставка утверждает: эксперимент в искусстве необходим, но все же лучше, говоря словами Пикассо, не «искать, а находить». Артыков находит красоту в событиях истории, в явлениях современности.
В новом цикле работ посвященных Москве и Подмосковью, Артыков стремится открыть новые подходы к изображениям архитектурных памятников старых улиц, знаменитых монастырей, парков. Примечателен холст «Московское утро». Сквозь дымку дождя, над крышами и башенками сияет, словно подсвеченный изнутри, купол Храма Христа Спасителя. Радуга цветным венком снисходит на его кресты Благодатный звон слышится в дрожащем воздухе Москвы обновляемой.
Тема Москвы не случайна Артыков родился в Ташкенте, но уже в 1934 году полуторамесячного малыша привезли в Москву, и в тесных арбатских переулках пробежало детство будущего художника. В Сивцевом Вражке его водили в детский сад, где Володя чертил на бумаге цветными карандашами. В художественной школе на Чудовке пробовал рисовать красками Москва знакома Артыкову не по фотографиям и кинофильмам. Ученик художественной школы, художественного училища, а затем студент ВГИКа, он писал этюды церквей-развалюшек, покосившиеся домишки, еще помнившие наполеоновские пожары, городские усадьбы и парки. Просматривая пожелтевшие холстики и картинки, Артыков все чаще поглядывает в окно мастерской. Там в мачтах-кранах в сутолоке машин, в огнях электросварок живет Москва сегодняшняя. Кисть Артыкова оставила пески Каракумов и вновь вернулась в Россию. Подтверждением тому служат полотна «Июльское утро. Подмосковье», «Девичник», «Белая ночь на Ивана-Купалу», «В Сокольниках», «Ромашки», «Островок».
Владимир Артыков – заслуженный деятель искусств Туркмении, СССР, картины его демонстрировались в России, Югославии Венгрии, Греции, Польше, трижды на выставках в США, находятся в музеях и частных коллекциях России, Европы, Америки, Австралии.
В выставочном зале работы Владимира Артыкова успешно сосуществуют с произведениями Риммы Исаковой. Муж и жена со временем, как говорят, становятся чем-то похожими друг на друга. На этот раз – одинаково сильной любовью к искусству, хотя оно у них совершенно разное. Артыков идет от рисунка, от целостного видения сюжета в цвете и композиции. Его работы в чем-то рационалистичны. Римма Исакова пребывает в непреходящем восторге от цвета. Форму лепит небольшими мазками, предпочитая добиваться смешения цвета на холсте. Первое впечатление от натуры – яркое, живое, неожиданное, броское – она умеет растянуть на несколько сеансов. Например, написать «Снегопад» в лесу невозможно, тут и приходит на помощь цепкая память на тона, оттенки на всю колористическую гамму. Конечно, можно «списать» деревья в снегу из дачного окна, однако, в этом случае зритель всегда угадывает «подделку» зимой на ветру этюд пишется быстро, пока художник не окоченеет от холода. Именно это подтверждает «Автопортрет» Исаковой, где кроме глаз и фигуры, смахивающей на сосульку, мало что различимо Мороз. В искренность чувств художницы веришь целиком. Хочется привести как пример еще один «Автопортрет», написанный после окончания училища имени 1905 г. Молоденькая девчонка со страхом и растерянно смотрит на зрителя. В широко раскрытых глазах – вся незащищенность юности перед грядущими событиями самостоятельной жизни.
Но портреты Исакова пишет редко. Ее стихия – пейзаж, натюрморт, интерьер, деревенская и церковная архитектура. Звонкая живопись объединяет все эти сюжеты в единое целое – радость открытия красоты во всем, будь то «Врата собора», празднично освещенная комната с сияющей елкой («Рождество»), старый сарай, подставивший трухлявые бока яркому солнцу («Ранняя весна», гордо вскинувшие золотые листья к облакам молодые деревья («Осень»), убранный праздничный стол, на котором таинственно светятся на золотом окладе блики свечей («Пасхальный натюрморт»), полевые цветы, будто повисшие в летнем зное («Букет»), бурное море, по которому катятся играющие свободные волны («Свежий ветер», «Гора духов»).
Полотна Исаковой побывали на крупнейших выставках Москвы, их видели зрители Японии, Чехии, Греции, США. Всматриваясь в ее картины, я вспоминаю «Весну» Боттичелли идет красивая женщина и разбрасывает цветы… а Римма Исакова идет по выставочным залам, разбрасывая холсты, полные света и цвета.
Примечать в окружающем гармонию, воплощать ее в красках и дарить выставки, наполненные восторженными чувствами, – не в этом ли счастье художника?
Выставка, показанная в залах МОСХа России, отметила 30-летие творчества Исаковой и 45-летие творческой деятельности Артыкова. Поэт Николай Заболоцкий писал:

Любите живопись, поэты!
Лишь ей единственной дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Именно эти «приметы души» – лирические переживания мира, тонкое чувство восхищения природой, ее связи с духовным миром человека видим мы в живописных работах Риммы Исаковой и Владимира Артыкова. Именно это объединяет их искусство, укрепляет и соединяет их сердца и «душ прекрасные порывы».

Ю. Нехорошее, Заслуженный деятель искусств России.
«Московский художник», № 10, 2004 г.

Наши в Кремле

Члены МОСХ России – Римма Исакова и Владимир Артыков показали свои работы в выставочном зале Арсенала. Двадцать восемь картин – это и много и мало. И все же, даже по части их работ, экспонированных в огромном зале Старокремлевского дворца, можно составить ясное представление о творчестве живописцев.
Римма Исакова уже через три года после окончания Училища памяти 1905 года стала членом творческого союза – так труды молодого живописца оценила приемная комиссия МОСХа С тех пор она выставлялась не только в столице Ее работы видели зрители Токио, Саппоро, Праги, Отару и других городов Европы и Азии Свою творческую программу Исакова определила так: «Для меня привлекательны все времена года и любое состояние природы Пейзаж есть слияние природы, души и Бога Работа над пейзажем объединяет личность художника и Божественное откровение».
Картины, показанные в Кремле, – пейзажи России, старинные иконы, сосуществующие с домашними вещами, натюрморты из даров природы, древнерусская архитектура – развивают задуманную программу, раскрывают новые возможности таланта. Живопись Исаковой соткана из небольших мазков упругих цветов, тональна, стремится передать фактуру предметов, например, сияние света на окладах, но чаще – это душевное любование бесконечной гаммой колористических звучаний.
У Артыкова главное внимание сосредоточено на сложносочиненных композициях. В свое время на республиканских и всесоюзных выставках он прославился картинами на темы истории Туркмении «Проводы» – а точнее год 1941-й, «Визит дружбы» – встреча кораблей России и Туркмении в XVIII веке, «Комсомольская свадьба» – народный обычай собирать у праздничного стола сотни людей, «Ярмарка в Ниссе» – толпы гуляющих… Это события общенародные.
Примечательны композиции картин – зрители видят изображенные события как бы с птичьего полета.
Это, говоря современным языком, кинематографическая точка съемок массовых сцен. Такой принцип композиционных построений у Артыкова не случаен Он учился на художественно-постановочном факультете Института кинематографии, создал вместе с режиссерами немало фильмов, работал в театрах разных городов. Но декоративность в его полотнах отсутствует. Художник тщательно, подчас как ювелир, прописывает мельчайшие детали, счастливо избегая фотографичности.
Тема Туркмении ушла с годами, когда Артыков переехал вновь из Средней Азии в Москву, где родился и провел юность. Последнее время художника влекут российские темы, но романтика в его картинах не угасает – «Белая ночь на Ивана-Купалу», «Качели», решенные как повод показать красоту женского тела.
Интересно смотрятся и темы нашего города «Москва. Утро», в туманном далеке Храм Христа Спасителя, на первом плане – главки Кремлевских церквей и радуга, обнимающая великолепие столичного пространства Это утро восходящего торжества и нового дня православия «Островок» на Москве-реке, увиденный как лирический оазис в центре индустриальной застройки. В этюдах Артыкова – и ансамбли столицы, и романтические уголки Подмосковья.
Это выставка произведений двух живописцев – мужа и жены, – произведений разных по манере письма, видения натуры, восприятия действительности, которые, дополняя друг друга, создают полноценную зрительскую ситуацию, где каждый сможет найти свое, волнующее больше всего произведение.
Полковник А. А. Трошин, заместитель командира Президентского полка по воспитательной работе, открывая экспозицию, сказал, что выставки произведений художников-реалистов – одно из важных средств идейно-художественного воспитания молодежи. И впредь командование полка предполагает продолжить эту важную работу.
Исаковой и Артыкову полковник вручил благодарственные грамоты и выразил надежду, что творческие связи Президентского полка и МОСХа России будут расширяться.

Ю. Нехорошее, Заслуженный деятель искусств России.
«Московский художник», № 11-12, 2003 г.